Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Корвет уходит в небеса -
Здесь так волшебно и опасно,
Во сне, но из другого сна,
Во сне у сумасшедшей сказки...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:04 

Всем благожелательнейший привет!

Сий «дневник» в меньшей степени – игра с самим собой, в большей – с возможным читателем, а в целом – попытка передать что-нибудь. Зачем – не знаю. В конце концов, этих дневников уже… ммм… много :) . Ну и ладно – кому-нибудь да пригодится/понравиться. Может быть, даже мне.

А пока - небольшая попытка передать частичку себя маленькими зарисовками...

Лампочка на люстре на кухне кровоточила. Тяжелые капли крови медленно текли по холодному стеклу и срывались вниз, падая на пол. Мальчик застыл в дверях, наблюдая за слезами дарующей свет. Потом он медленно подошел и протянул руку. Кровь попала на ладонь. Мальчик долго смотрел на нее, а потом открыл рот и поймал на язык еще одну каплю.
Страх…
Истома…
Улыбка…
Слезы…

Теперь кровавыми слезами истекали все три лампочки. Два мальчика, один со светлыми волосами, другой с темными, и девочка с длинной косой сидели за круглым кухонным столом и смотрели на кровь. На столе догорал огрызок свечи.

Стекло треснуло, а потом разлетелось на тысячи осколков, усеявших пол.

Холодная корка льда покрыла всю кухню, скрыв под своей мантией и трех детей, сидевших за столом. Лишь кровь продолжала струиться из заледеневшей лампочки. А в окном проеме сквозь лучи солнца были видны снежная пустыня, застывшие вдалеке горы и дирижабль, не спеша скользящий по потокам воздуха.

Светловолосый юноша внезапно заиграл на гитаре, запев на незнакомом ему языке про то, что луна никогда не умрет, и снежинки вечно будут кружиться в вечном танце, спускаясь с темных небес. По другую сторону костра, обнявшись, сидели темноволосый юноша и девушка с длинными светлыми волосами.
Внезапно пошел дождь. Красная вода полилась с неба, омывая лица трех людей, сидящих на небольшом островке посреди бушующего красного океана.

Гитара, плывущая по волнам…

Женщина лежала в наполненной прозрачной водой ванне, пустым взором созерцая потрескавшийся потолок.
«Птицы» - тихо прошептала она.

Красная машина с откидным верхом разрезала воздух. Темные волосы развивались на ветру. Левой рукой он держал руль, а правой бутылку шампанского. Из проигрывателя доносилась рвущая душу музыка. Он не снимал ноги с педали газа. А прямая и пустынная дорога уходила в небеса…

Большая и богато украшенная комната была ярко освещена. Мужчина со светлыми волосами сидел в единственном темном углу и плакал…


21:56 

Хм... пока ехал в метро, много чего хотел написать, а как приехал - забыл все...

Легкие болят последние время. Видимо, курю много. Особенно если прибавить мою бронхиальную астму... Наверное, из-за праздников это все. Потому что курить мне хочется только после того, как выпью, а в праздники не пить нельзя (правда, чему рад, так это тому, что до бессознательного состояния или до рвоты так ни разу и не напился - не люблю я это; вот состояние легкого или среднего опьянения - это еще нормально, даже божественно). Определенное влияние (правда, небольшое) оказывает и тот факт, что все мои друзья курят, а с ними еще и моя девушка. Был, правда, один некурящий, да и тот летом закурил. Ну и ладно. Главное, в трезвом состоянии к сигаретам равнодушен абсолютно.
Кстати, насчет сигарет, раз уж заговорил: люблю смотреть, как девушки курят. Привлекательная девушка с сигаретой - это... красиво... Может быть потому, что всегда считал женщин существами чистыми и непорочными. Ангел же, губы которого сложены в сладострастную улыбку - это шаг куда-то глубоко во тьму, неясный шопот которой говорит о чем-то очень важном, рождает смутные образы, проистекающие из океана твоего бессознательного...

Выходные были унылы и пусты. Единственное, дописал новый рассказ. И еще неожиданно открыл для себя новую песню Наутилус Помпилиуса - "Бедная птица". Собственно, вся песня классная, поэтому выпишу слова:

Я не помню как звали этот маленький город
я не помню в каком это было столетьи
но я взял тебя в руки как бедную птицу,
которую ранили глупые дети.

я нашептывал сказки про далекие страны,
я хотел тебе сделать хоть немного приятно.
я тебе обещал, что вернусь через месяц,
хоть я знал, что уже не приеду обратно.

Припев:
Как мы делаем больно
тем кому дарим небо.
и за сладкие речи
нам придется стыдиться.
и в груди моей клетка,
а в ней вместо сердца
бьется крылья ломая
эта бедная птица.

Я пил сладкие вина, чтобы смыть эту горечь.
Забывал все, что было,начинал все сначала.
но на мягких постелях не узнал я покоя,
потому что во сне эта птица кричала.

В странном месте где тени снова встретят друг друга
после долгой дороги, после жизни постылой.
одного попрошу я у доброго Бога,
чтобы бедная птица меня бы простила.

Припев.

Больше всего поразили первые строчки припева - до сих пор в душе отзываются...

Апофеозом бессмысленности воскресенья стало то, что я весь вечер, с 6ти и до 10ти смотрел по MTV сериал "Клава, давай!". В принципе, прикольный такой, особенно порадовали голоса переводчиков.
В воскресенье же утром пришлось с мамой идти в магазин себе шторы в комнату смотреть. Я держался целый час - потом увел маму домой... Неинтересное это дело... Единственное, что решил - это хочу шторы, на которых было бы что-нибудь нарисовано - облака, например, или замок вдали...

Сегодня сдал первый экзамен. Автоматом. Потом пошли со знакомым в бильярд, поиграли, пива попили,побеседовали... хорошо так...





@музыка: Наутилус Помпилиус - Иван Человеков

@настроение: какое-то неопределенное

22:59 

Плывя по прекрасной мелодии, он играл на флейте, сидя на камне, и глядел на звезды, вальсирующие в танце. Шли годы, он состарился и умер. Его плоть поели черви, а кости превратились в прах, как и флейта. Шли годы. Камень рассыпался, исчезла и земля, на которой он стоял. Шли годы. Звезды постепенно погасли, одна за другой. Шли годы…

@музыка: Akon - Lonely

13:10 

Чувствую, как послднее время меня постепенно охватывает тягучая пустота. Не знаю, как ее описать... не то, чтобы безразличие... просто пустота...
А еще мир дефрагментируется - воспринимается уже не целостно, а отдельными фрагментами, вытекающими из вуали моего воображения. Живу, как во сне, только иногда из тумана выплывают какие-то отдельные предметы, разговоры, мысли. Они заполняют собой все, а потом вновь исчезают. Смотрится интересно) но при этом немного страшно и неуютно.

Вчера ездил с Максом и Ленкой в боулинг. Нормально так поиграли (особенно если учитывать, что я в третий раз в своей жизни, а Ленка в первый). Жалко только, что она заболела. Ангиной. Глядя на нее, мне вдруг очень захотелось заразиться и тоже заболеть - именно чтобы от нее. Не знаю почему, может быть просто потому, что люблю ее. Любовь это всегда в какой-то степени бытие к смерти. Еще очень запомнился момент, когда мы уже ехали обратно: сидели в почти пустом вагоне метро, было как-то очень тихо, она прижалась ко мне, положила свою голову на плечо, была очень горячей (ибо температура, похоже, поднималась), и мы просто молча смотрели в окно на проезжающие силуэты города (ехали по голубой ветке, а там много открытых пространств). Кажется, это был один из тех редких моментов, когда души двух людей соприкасаются. Было как-то очень... сказочно. А потом как всегда подступило расставание. И болезненное одиночество. Ненавижу одиночество. И не могу без него.

Многие люди несчастливы просто потому, что у них не хватает сил принять свое счастье. Это очень тяжело - научиться быть счастливым. Думаю, у меня тоже не хватит сил быть счастливым. А может быть счастье - это всегда в какой-то степени лицемерие. В конце концов, счастливый человек - это слишком скучно. А, нафиг все это...

@музыка: Limp Bizkit - Behind Blue Eyes

18:02 

Дождь

Пустота. Болотной жижей она плескалась около того островка земли, на котором он стоял, своей бездонностью охватывая безграничное. Мир кончился и он стоял на самом краю. Бесконечность поражала и пугала. Одним своим взглядом она сжимала его душу, заставляя последнюю корчится в немом хрипе. Одним своим видом она перегревала разум, сжигая все логические схемы последнего. И он дрогнул, отступил…
Свик в изнеможении опустился на землю. Его взгляд с радостью останавливался на каждой травинке, каждом листке каждого деревца, которое только представало ему. А позади плескалась пустота. Конец мира. Он дошел до него за каких-то два дня. И он знал, что так же было бы, пойди он в любую другую сторону. Об этом говорили все безумные мудрецы в их городе. Небольшой остров, в центре которого находился их город. Вот и весь мир. Жалкий мир. Он хотел убежать, а бежать оказалось некуда.
Свик подумал о городе – и впервые в своей сознательной жизни не почувствовал отвращения. Та пустота, что он увидел, задавила его гордость, разбила ее в прах. Он вдруг понял, как же на самом деле ценны все эти каменные улочки, изнурявшие раньше его своей холодностью, все эти махины домов, казавшиеся такими бесчеловечными, все эти люди, которые мало чем отличались от механизмов. Он вдруг полюбил своих родителей, которых ненавидел за то, что они каждый день уходят на работу, а вечером отводят на него не более одного часа. Он вдруг соскучился по Джейку, своему другу с детства, никогда не пытавшегося заглянуть за пределы города, не думающего о солнце и звездах, о том, что они невозможны, но они есть. И в тот же миг он ясно осознал, что любит Майку, пятнадцатилетнюю девчонку, его ровесницу, которая всего-то хотела связать с ним свою жизнь и родить ребенка. Он ненавидел их за их ограниченность, за то, что они лишь функции – и он бежал от них. Он надеялся, что за городом, за который никто не ходил, есть нечто. Но за ним оказалась лишь пустота, раздавившая его. И, глядя на эту пустоту, он осознал все бесконечное богатство того, что есть, что есть хоть что-то… И пусть этот город и все населявшее его были ненавистны ему – они были намного лучше той беспощадной бесконечности, что была за спиной. И улыбка Майки, и пожатие руки Джейка, и беседы родителей – все это отныне было особенно дорого ему.
«Мальчишка, убежал, но, испугавшись внешнего мира, решил вернуться к мамочке», - подумал он, улыбнулся, и пошел обратно. Домой…

На высоком обрыве, за которым начинался город, на самом краю сидел одинокий человек в темно-синем плаще, на древней расписной флейте играя странную, грустную и незнакомую, но между тем очень близкую мелодию. Пораженный, Свик остановился, утопая в неземных звуках, уносящих его в далекую глубь. Очнулся он только тогда, когда незнакомец отложил флейту и повернулся к нему.
- Кто ты, мальчик? – спросил он мелодичным, но холодным голосом.
- Свик, - последовал хриплый ответ.
Он был поразительно красив. Нежные голубые волосы достигали середины спины, синие глаза смотрели пронзительно и остро, на тонких аристократичных губах навсегда застыла грустная улыбка. А той легкостью, что сквозила в каждом его движении, он разительно отличался от всех, с кем Свик прожил всю свою жизнь.
- Демиан. Но имя – это только слово. Яви мне себя, покажи, что скрыто за этим словом.
Мальчик потеряно молчал. Несколько минут незнакомец пристально его рассматривал, а потом спросил:
- Тебе понравилась музыка?
- Да.
- А ты, ты хотел бы сыграть сам что-нибудь?
- Да, - Свик с надеждой взглянул на флейту. Почему-то он думал, что у него обязательно получится.
- Это хорошо. Каждый человек должен сыграть свою мелодию, свою трагедию, - мечтательно произнес Демиан. – Жизнь – это музыка, вбирающая в себя каждую песню отдельного живого существа. Спев свою арию, ты навсегда вливаешься в этот вечный танец бытия… и обретаешь блаженство…
Некоторое время Демиан молчал, глядя в небо. Но потом вновь посмотрел на мальчика.
- Ты ведь идешь в город?
- Да.
- Зачем?
- Там все, кого я знаю и… кого люблю…
- Там больше никого нет, - спокойно проронил Демиан.
- Ч-что?
- Увидишь, - улыбнулся Демиан. – И не беспокойся, ты еще сыграешь свою мелодию. Иди.
Незнакомец лег на траву и вновь заиграл на флейте, не обращая более внимания на мальчика. Свик же, постояв пару секунд, быстро направился к городу, съедаемый внезапно проснувшимся чувством тревоги…

Город был мертв. Чисто внешне он выглядел так же, как и всегда: все такие же каменные улочки, высокие квадратные дома, то тут, то там выступающие статуи и фонтаны – но город был мертв. В нем навсегда поселилась тишина. И в нем больше не было людей…
В каком-то полузабытьи Свик шел по опустевшим улицам. Он все ждал, что сейчас кто-то появится, но никого не было. Он шел, слушая, как его шаги эхом отдаются в гулкой тишине, и хотел кричать. Но не мог. Тишина давила, не давала звуку вырваться из легких. И он просто шел, направляемый болезненной надеждой. Заглядывая в окна и видя в них пустые комнаты. Никого…
А потом он вышел к центральной площади…
Вокруг главного фонтана города – большого и высокого, вершину которого венчала статуя вознесшего руки вверх Ома – основателя города, - появилась огромная яма, заполненная человеческими трупами. Нагие истерзанные тела лежали друг на друге, всем своим видом являя последнюю истину жизни. Расширенными от ужаса глазами мальчик смотрел на них, чувствуя, как внутри все заволакивает страшная и отвратительная бездна. А потом он медленно поднял глаза вверх. На разжатых каменных ладонях Ома стоял Демиан, расправив свои черные крылья…

- Что… что ты… сделал? – надломленным голосом спросил некто внутри него, не он, ибо он уже ничего не мог спросить.
- Я летел мимо и решил, что это место подойдет для песни смерти. Я сыграл ее.
- Кто ты?
- Бог, - Демиан говорил без эмоций, без всякой участи взирая на своего собеседника.
- И… что теперь?
- Теперь ты будешь один. Вечно.
- В…вечно?
- Да. Я даровал тебе бессмертие. И еще кое-что.
В правой руке Свик почувствовал небольшую флейту. Его флейту…
- Теперь ты сможешь сыграть свою арию, - внезапно улыбнулся Демиан. – Свою арию одиночества, смерти и тоски. И ты сможешь играть ее вечно. Разве не прекрасно?
С этими словами Демиан взлетел вверх.
- Играй же! – крикнул он и исчез в небесах, которые внезапно заволокли тучи.
А Свик стоял, глядя ему вдаль, с каким-то животным ужасом ожидая прихода первой мысли. А потом пошел дождь…

19:18 

улыбка

Ты - это твой портрет, сложеный из мозаики. Когда время своим поцелуем прикасается к нему, портрет начинает стареть. Краски блекнуть, а кусочки мозаики отслаиваться и падать одна за другой. Когда упадет последний из них - ты умрешь (по крайней мере для этого мира). Так вот, живи так, чтобы кусочки, изображающие твою улыбку, упали последними. Последними, а уж тем более не первыми...

(постоянно ловлю себя на вере в то, что за этим портретом скрыт другой - тоже твой - который уже никогда не исчезнет... и я бы очень хотел, чтобы на этом рисунке кроме меня были изображены и мои друзья со своими любимыми, и та, кого я люблю... счастливыми...)

@музыка: Enya - Wild Child

13:24 

игры

Играли когда-нибудь в Planescape Torment? Великолепная игра с гениальным сюжетом. Сюжет, в котором каждая черточка не является лишней или наигранной. Очень философский. Одна из тех редких РПГ, кач в которых вторичен, главное же - диалоги. Диалоги, которыми зачитываешься... эх... четыре раза ее проходил и каждый раз находил что-нибудь новое. Это как книга, у которой, кстати говоря, можно многому научиться..

Из РПГ также очень нравится Fallout 2. Очень атмосферная игра. Была, между прочим, моей первой РПГешкой...

А еще Final Fantasy 8. Японская РПГ, с абсолютно линейным сюжетом, зато очень красивым... Наверное, одна из самых красивых историй о любви, которые я когда-либо видел. Играл не отрываясь, помнится...

З.Ы. А вообще, вчера автоматом сдал экзамен по философии любви (не зря в свое время писал про любовь в романе Достоевского "Братья Карамазовы"). Увы, на этом халява кончилась :( Придется садиться за пыльные конспекты...

@музыка: omega - the girl with pearl's hair

21:29 

фантазия...

На севере Каламшара существует бескрайняя снежная пустыня, в которой обитают эолы - высокие, белокожие, с притягательными голубыми глазами создания, прекрасные и восхитительные. Однако, говорят, сердце их столь же холодно, как и ледяные дворцы, в которых они проживают. Эолов не очень много, гораздо больше прислуживающих им снежных гномов. Именно они выполняют всю хозяйственную работу, в то время как холодные, безучастные эолы все свое время время сидят перед окном, вглядываясь в заснеженные поля, или же читают какую-нибудь книгу, над которой иногда плачут - но слезы эти только напускные, и вовсе не настоящие... Они хорошо владеют оружием - но войны их не интересуют (кроме, разве что, представителей неортодоксальной школы Ярости - но они скорее исключение), магией - но она им скучна. У них мелодичный, поэтический язык и они сочиняют поэмы и песни - но и те с равнодушием, без огня. Вся их жизнь, запертая в ледяных просторах, подчинена великой грусти и печали... И есть у них древняя легенда...
Изначально были лишь безграничный океан (повелевала которым богиня Веель) и небо. Между ними, в пустоте, обитал Аэр - повелитель воздуха. И случилось так, что Веель и Аэр полюбили друг друга. И была бесконечной и прекрасной их песнь любви. В итоге они сочетались любовью на золотом ложе. От этого Веель родила наш мир. Но когда Аэр посмотрел на свое дитя и на свою возлюбленную, ему вдруг стало невыразимо скучно. Он почувствовал себя скованным - и улетел в беззбрежные просторы неба. Не передать словами ту грусть и страдание, которое испытала Веель. Миллионы лет она плакала, а после, не в силах более выдерживать это, погрузила себя в глубокий сон. И океан заледенел... как частично заледенел и рожденный ею мир. Ее слезы, попавшие в него, покрылись льдом и из них произошли эолы. И отныне вся их жизнь - это грусть и бесконечная тоска покинутой Веель... Океан заледенел - и заледенели их души. Их тоска - это и есть их равнодушие. Ортодоксальная школа Печали говорит о том, что надо жить и ждать того момента, когда холод окончательно не захватит тебя, приведя к спасительному забытию...
Однако есть еще две неортодоксальные школы (правда, довольно малочисленные). Первая из них - неортодоксальная школа Ярости - говорит о том, что надо мстить. Этот мир - дитя не только Веель, но и Аэра, ненавистного Аэра (надо сказать, что такую сильную ненависть к нему проповедуют только они), и его надо погубить. Вторая - неортодоксальная школа Любви - верит в то, что однажды родится два эола, которые так сильно полюбят друг друга, что растопят лед океана и пробудят Веель, которая научится вновь быть счастливой (по другой трактовке это будет великая любовь между эолом и представителем другой расы); представители этой школы собираются в небольшие коммуны и пытаются взрастить в себе чувства и, самое главное, любовь. По правде, у них это если и получается, то слишком искусственно, но они верят...

@музыка: Enya - Winter

@настроение: светлых и бескрайних просторов...

14:33 

усмешка

Во мне находится много я... все они разные и, между тем, все они - отражение одного истинного (так, думаю, в каждом из нас). И вот, есть среди них такой... с презрительной усмешкой всегда наблюдающий за всем, что бы я ни делал. Когда я напиваюсь он с отвращением говорит, что я жалок; когда целуюсь он сидит рядом и нешептывает, как же все это искуственно и надумано, и что, несмотря на всю мою любовь к иррационализму, я все-таки остаюсь страшным рационалистом и никогда не смогу всем своим существом отдаться страсти; когда я пишу, отдаваясь творческому порыву, он с ядовитой веселостью показывает, что это всего лишь буквы и ничего более... С какой-то детской наивностью я восхищаюсь им и, вместе с тем, ненавижу...

Маска равнодушия, на самом деле, пуста...

23:56 

неделя :)

Моему дневнику исполнилась неделя - с чем поздравляю себя и моих читателей, а тем более постоянных :)

@музыка: Кирпичи - плюю я...

01:58 

слова

Человек спросил. Человек ответил. Но как вопрос, так и ответ не имеют значения. Мечты встречаются, ранят друг друга и убегают, прячутся в свою свечу невинности. Я перестаю верить тому, что говорю. Я даже перестаю верить тому, о чем умалчиваю. Я ускользаю и растворяюсь. Это происходит ужасно медленно, а от того тоскливо. Все уходит на задний план, остается лишь пыльная и неубранная сцена. Нет страстей – лишь какие-то маленькие червячки прогрызают мою душу. Боль от этого не заставляет корчиться, но рождает ноющее чувство неудовлетворенности. Оно очень мелкое для того, чтобы заставить меня действовать, но достаточное для того, чтобы я не мог уклониться от него. Ее можно только залить алкоголем. Но это – лишь минутное успокоение и пробуждение. Я перестаю верить во что-то великое и красочное – серость… Не хочу умирать, так как боюсь что-нибудь упустить, но и не вижу смысла в последующей жизни, каждую новую возможность встречая с невыразимой ленью. Это как утро с до раздражения ярким солнцем, в лучах которого видны каждая пылинка твоей комнаты. Ненавижу такое солнце.

Вот, написал и легче стало) Сейчас можете мне не верить потому что я сам себе уже не верю...
И, несмотря на духоту, еще чувствую иногда в себе бодрящие ручьи жизни. Это хорошо. Я еще жив.

@музыка: Nightwish - Sadness In The Night

01:18 

песня

Мы сядем на старенькой кухне,
Мы достанем бутылку вина,
Мы будем пить,
Как пьют боги на небесах.
Я спою тебе песню,
Чтобы увидеть улыбку на усталом лице,
А слезы будут течь
По грязному стеклу...

И там, где стоят города -
Там только лишь пыль,
(лишь пыль)
Обагренная кровью мечты,
Разбившейся об асфальт,
(об асфальт)
Там только ты
И гитара в руках,
(в руках)
И песня в ночи,
Согретая тишиной...
(тишиной)

Там светят огни,
Но в их свете не видно луны,
Там ездят машины,
Но в их дыме теряешь себя,
Там много стихов,
Но они рождены в пустоте,
Там множество лиц,
Но они идут в никуда...

Мы сядем на старенькой кухне,
Мы достанем бутылку вина,
Мы будем пить,
Как пьют боги на небесах.
Я спою тебе песню,
Чтобы увидеть улыбку на усталом лице,
А слезы будут течь
По грязному стеклу...

Наутро я снова один,
Раздражает солнечный свет,
Я возьму телефонную трубку,
Позвоню тебе:
(тебе)
Ты скажешь: "Алло",
Я отвечу: "Привет" -
(привет)
И от этих слов
Одиночество станет сильней,
И от этих слов
Я захочу умереть...

11:52 

Love story

В принципе, не хотел выкладывать сюда своих больших рассказов, но... парочку все-таки выложу ;)
Это - мой последний... Да, кстати, то, что действие ведется от первого лица вовсе не значит, что я отождествляю себя с главным героем)

читать дальше






23:04 

Маргиналия

З.Ы. Если бы не мои родители, она бы вчера поехала ко мне... эх... А я почему-то не стал настаивать...

З.Ы.Ы. Последнее время приходят мысли, что, в принципе, уже можно и умирать... Наивный ;) Наверное, от малодушия.

Маргиналия.

На фоне бесконечного океана неба с вкрапленными в него мириадами звезд, каждая их которых одним своим дыханием способна испепелить нас, мы можем казаться самим себе ничтожными песчинками. На фоне тысячелетней истории мы есть не более чем буквы, рассыпающиеся прахом времени. Но стоит лишь закрыть глаза, как мы видим поле огненных цветов, те же самые звезды, только теперь уже они песчинки по сравнению с нами. Стоит нам погрузиться в себя, и мы видим, что история есть не более, чем наша мысль, не более, чем наш дух, воплощенный в грезах реальности. Так что же есть человек? И что удерживает нас в бытии себя как тела? И ответ: любовь. Проведение своей границы позволяет услышать чужое дыхание, увидеть чей-то силуэт, бредущий во тьме; и завороженность, возникшая из соприкосновения ваших взглядов, касания пальцев. Мир есть сон, рожденный взаимопроникновением многочисленных фантазий множества сновидцев…
Есть и другой ответ – страх.

Как выглядело твое лицо до рождения твоих отца и матери? На что похоже оно сейчас, когда ты смотришь на себя в зеркало? Сможешь ли ты вспомнить свой первый вздох? Помнишь ли ты свою первую мысль? Ответь себе без слов, без мысли, без дела. Кто ты? Кто ты, окруженный танцем вечных звезд и скоротечных снежинок? Кто ты в глазах смотрящего на тебя? Кто ты перед самим собой? Воистину, есть всему этому ответ. Воистину, нет всему этому ответа.

Я – есть путь к самому себе. Я – есть путь к другому. Возможно быть богом, но только стоя рядом с другим. Но нельзя достигнуть другого, пока не достигнешь себя. Достижение же себя возможно только через достижение другого. Цельный я есть также и другой, и моя любовь к другому. Соединение бесконечностей может породить конечное, соединение конечностей может породить бесконечное. Человек есть конечное, рожденное бесконечными, и есть бесконечное, рождающее конечное. Что происходит, когда встречаются два взгляда? Тайна, освещаемая серебряным светом луны. Своим покровом она скрепляет одинокие души. Соприкосновение… Оно выносит нас за пределы неба, погружает в темные воды смерти, холодные как лед. Это рождает страх. Демон, стальными когтями обнимающий твое сердце, скребущий твою душу. Страх, в соединении с любовью, может породить ненависть. Только победив страх можно обрести истинную любовь. Только в страхе можно познать любовь. Если суметь взглянуть в себя и если суметь прикоснуться к другому. Темное солнце разрушения, истекая кровью, поднимается над землею. Светлое солнце созидания, пламенея зеленым огнем, восходит над землею. Какое солнце ты предпочтешь?

"Философия начинается с поцелуя" (с) Новалис

@музыка: Lumen - Три пути

22:21 

Книга бытия сгорает,
Погруженная в холодную зарю,
И страницы жизни улетают
Пеплом в золотую синеву...

И в облаках белесых тканей
Медленно кружатся в темноте,
Призраки вокруг еще полны желаний
Музыки гармоний в тишине...

@музыка: Enya - Skin 2 Skin

@настроение: грустно

22:29 

Художник и воин

22:44 

бредт

Идея глобального позитива - полная чушь! И мы всегда будем страдааааать!!! Муа-ха-ха-ха-ха!!!!
Вот. Кхм... простите...

Как-то... холодно. В такой холод даже мыться идти не хочется. Черт. Вот сижу сейчас за этой сковородкой под названием "компутэр", небритый, грязный, в футболке, кофте и старом потрепанном халате и... и... не знаю что. Полное безделие прошедших дней рождает какой-то болезненный бред.
Обидно, даже читать ничего не хочется. Только тупо играть в тупую онлайн-рпг под названием... в общем, в линейку, и тупо смотреть TиVи... Жалко, что жизнь так утекает. Уникальность и невозвратность каждого мгновения ужасает. И эти жалкие отмазки, что, мол, все остается в памяти... Раньше я был уверен, что можно прожить поганую жизнь счастливо, имея в своей памяти хоть одно приятное мгновения. Теперь я в этом не уверен. Все это, как жизнь только фантазиями, - уход в иллюзию. Можно ли сделать иллюзию реальностью? И можно ли быть счастливым в иллюзии? А, с другой стороны, ни прошлого, ни будущего нет - и все есть не меньше, чем настоящее.
Вот каким я был в прошлом:

Когда глядишь ты в темноту,
Создавая звезды и луну,
Ты понимаешь, что все есть сон -
Но ведь его можно смотреть вдвоем.

И пусть реальность лишь игра,
И пусть кругом одна война,
Счастливым можно быть и в мираже,
Коль жизнь отдашь своей мечте...

Изменился ли я? Не знаю... Я все так же верю в мечту. Но теперь реальность для меня более важна. Не то, что твоя мечта - это мираж. Наверное, сейчас я не смогу объяснить толком. Как-нибудь потом. Хм...
Готов ли ты поверить в свою мечту и умереть?

Слеза за слезою
За раною рана
Моя жизнь утекает
Как вода из-под крана... (с) Дельфин

@музыка: Moonspell - Darkness And Hope

@настроение: смеющиеся обрывки души

12:45 

тайна

Мы все куда-то стремимся, чего-то хотим, даже не зная, чего именно. Далекие звезды притягивают нас – почему? Что там, за этой пеленой? Кто смотрит на нас?
Я знаю, это где-то рядом… Что-то или кто-то, делающее мою жизнь не пустой… Главное лишь найти… и взглянуть в эти глаза, дарующие успокоение и свободу…
За окном идет снег. Снежинки падают на покрывало души и слепляются в крылья… Грусть и тоска, единственные оправдывающие меня… И мгновения счастья, единственные оправдывающие этот мир… Добрый взгляд и улыбка души – это не менее прекрасно, чем все звезды и небеса всех миров…
Злость, страх, ужас, ненависть – это неизбежно, но не надо бежать. Я плачу, но не хочу забвения…

Что-то есть за всем видимым… что-то необъятное. Оно переполняет душу и я уже готов перелиться… но куда?
Момент доброты…
Она приходит ко мне в моих снах, и я бегу к ней, задыхаясь от счастья…
Любовь приносит невыразимые страдания, и я ненавижу её… и люблю…

Есть нечто, за что ты готов отдать свою жизнь, нечто, что превыше всякой жизни, нечто, перед чем отступают страх и ненависть, нечто, что избавляет тебя от зла…
Тайна бытия и небытия…
Тайна, которая скользит в глазах другого, той, что выражает весь мир, все чувства и всю страсть. Не бойся прикоснуться к ней, не бойся заглянуть глубже… Нас терзает эта необъятность, но нужно всего лишь взглянуть на все чистым взором и принять её…
Тогда ты простишь все страдания, которые испытал…

Боль терзает меня, невыносимая боль, такая, что хочется рвать грудь, только бы выпустить это… Миг смерти – все чувства, достигшие небес и разрывающие тебя… но затем последует новое рождение…

Но есть ли она, эта тайна? Не есть ли все лишь обман?
Идет снег, терзая ночь, темнота окутала меня, отступая лишь перед светом небольшой лампы… Я один, всегда один… И я погружаюсь в свою тоску…
Тишина…

@музыка: саундтрек к игре Silent Hill 4

00:21 

Безумие мыслей, безумие сна,
Безумие жизни, что течет в никуда,
Безумие глаз, возжелавших любви,
Безумие мира, бесконечность тоски.

14:23 

Цитаты

Из "Братьев Карамазовых" Достоевского, разговор Алешы и Лизы накануне суда над Дмитрием:

- Вот у меня одна книга, я читала про какой-то где-то суд, и что жид четырехлетнему мальчику сначала все пальчики обрезал на обеих ручках, а потом распял на стене, прибил гвоздями и распял, а потом на суде сказал, что мальчик умер скоро, через четыре часа. Эка скоро! Говорит: стонал, все стонал, а тот стоял и на него любовался. Это хорошо!
- Хорошо?
- Хорошо. Я иногда думаю, что это я сама его распяла. Он висит и стонет, а я сяду против него и буду ананасовый компот есть. Я очень люблю ананасовый компот. Вы любите?

Шестов, "Апофеоз беспочвенности":

В "Великом инквизиторе" Достоевского кроется ужасная мысль. Кто может быть уверен, говорит он - иносказательно, конечно, - что распятому Христу, когда он произносил свои слова: "Господи, отчего ты покинул меня", не вспомнились слова злого духа, предлагавшему ему за один поклон власть над всем миром, и, что вспомнивши о них, он не раскаялся, что не принял предложения сатаны... О таких искушениях можно было бы и не рассказывать читателям...

Камю, "Калигула"

Калигула: Этот мир, такой, как он есть, выносить нельзя. Поэтому мне нужна луна, или счастье, или бессмертие, что-нибудь пускай безумное, но только не из этого мира.

Калигула: Это очень простая и очень ясная истина, немного нелепая, но ее трудно открывать для себя и тяжело выносить.
Геликон: Что же это за истина, Гай?
Калигула: Люди умирают и они несчастны.

Калигула: Я просто понял, что есть только один способ сравняться с богами: достаточно быть столь же жестокими.

закрывая глаза...

главная